Skip Global Navigation to Main Content
Skip Breadcrumb Navigation
Speeches by Ambassador J. Tefft

Interview by Ambassador J. Tefft to "Segodnia" Newspaper (Russian)

December 24, 2009

Джон Теффт: «Во время войны в Осетии я выполнял инструкции президента США»

Новый посол Америки в Украине Джон Теффт в эксклюзивном интервью «Сегодня» рассказал о наших выборах, грузинском опыте и своем антироссийском имидже.

— Господин посол, я смотрю, в вашем кабинете пока немногое поменялась с того момента, как его покинул ваш предшественник Уильям Тейлор. Фотографии «оранжевой революции», которые появились при его каденции, все так же на стене.

— Да, сейчас я как раз жду мои вещи, которые везут из Тбилиси (до назначения в Украину Теффт был послом в Грузии. — Авт.). Когда они будут со мной, я смогу украсить кабинет так, как хочу. Пока тут моих личных вещей нет.

— Вы приехали в Украину прямо перед выборами. Как вы видите свою роль в нашем предвыборном процессе?

— Мы убеждены, что выборы должны быть свободными и честными, поэтому будем тщательно мониторить процесс. Я думаю, что лучше всего охарактеризовала отношение США к выборам госсекретарь Хиллари Клинтон во время своей встречи с министром иностранных дел Петром Порошенко. Процитирую ее слова: «Мы надеемся на свободные и честные президентские выборы в январе и на плодотворную работу с руководством, которое изберет украинский народ... Нам хотелось бы, чтобы избирательный процесс прошел гладко, чтобы выборы были свободными и честными, а их результат уважали бы в Украине и в мире». А потом она еще раз подчеркнула: «Кого избрать в руководители Украины — это решать исключительно украинскому народу».

— В 2004 году США поддержали «оранжевую революцию». Будет ли столь однозначная ставка сделана и на этих выборах?

— Я не думаю, что так было на самом деле. США хотели свободных и честных выборов. И когда мы увидели оценку наблюдателей, что произошла фальсификация, то поддержали переголосование. Но мы не поддерживали одну сторону против другой. Я снова повторяю, что только украинцы могут решать, кто должен стать президентом, а не Европа, США или еще кто-то.

— Есть мнение, что на Западе очень сильно разочаровались в лидерах «оранжевой революции». Как вы лично оцениваете результаты деятельности Ющенко и Тимошенко?

— Я думаю, что это должны решать украинцы. Мы с вами разговариваем прямо в разгар предвыборной кампании. Президент Ющенко, премьер Тимошенко, лидер оппозиции Янукович — все они претенденты на президентское кресло, есть и другие кандидаты. Поэтому я не должен в своих интервью переходить на личности. В это важное время украинцы должны самостоятельно размышлять и определяться с выбором.

— Два лидера гонки — и Тимошенко, и Янукович — почти в равной степени демонстрируют свои хорошие отношения с Россией и молчат о темах, важных для США, например, НАТО. Видите ли вы в этом проблему для США?

— Я встречался с Януковичем. Встреча с премьером тоже запланирована. Так что есть возможность обсудить и эти темы. Позиция США очень четкая. Госсекретарь очень ясно сказала, что США хотят иметь хорошие стратегические отношения с Украиной и что мы поддерживаем стремления Украины интегрироваться в НАТО и Европу. Но это должно быть решение украинцев. То же самое красной нитью проходило и через выступления нашего вице-президента летом, когда он посещал Украину. Он говорил, что США не собираются признавать каких-либо сфер влияния в этой части света, а также не считают, что партнерские отношения с одной страной должны строиться за счет отношений с другой. Я лично работал в России, в Литве, в Грузии, и везде старался улучшать отношения США и России и одновременно проводить мысль, что самим постсоветским странам хорошо иметь добрые отношения с Россией. Но хорошие отношения с Москвой не должны быть в ущерб отношениям с США или ЕС. Мы против подхода — если одна сторона в чем-¬то выигрывает, то другая столько же проигрывает. Мы верим: дело можно организовать так, что в выигрыше окажутся все.

— Какое впечатление произвел на вас Янукович?

— Я не хочу говорить о подробностях личных встреч. Но я могу сказать, что мы плодотворно пообщались, обменялись мнениями, у нас была конструктивная дискуссия. Я уверен, что такой же разговор у меня будет и с премьер¬-министром.

— Можете ли вы подтвердить или опровергнуть информацию о том, что во время своего визита вице-президент Байден спросил у Януковича: «Мне кажется, я говорю с будущим президентом Украины»?

— Я не думаю, что именно так это звучало. Но я не был послом в то время, поэтому не могу сказать в точности, какие слова были сказаны.

— Какова сейчас стратегия США в отношении Украины?

— Июльский визит Байдена был посвящен тому, чтобы четко заявить об ожиданиях и планах США относительно Украины. Было много спекуляций, причем не только в Украине, но и в мире, относительно темы перезагрузки отношений с Россией. Президент Обама очень четко, когда он был в России, заявил, что эта перезагрузка не будет происходить за счет нашей поддержки суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины или других соседствующих с Россией стран. Это было подтверждено и в речи Байдена в Киеве. Речь эта фундаментальная, вокруг ее тезисов и будут строиться отношения США и Украины. Я знаю людей, которые готовили эту речь, и знаю, что вице-президент работал над ней лично. Я говорил с ним об этом. Она и недавние высказывания Хиллари Клинтон после встречи с Петром Порошенко, собственно, и представляют политику США.

— Сейчас уже мало говорят о возможном вступлении Украины в НАТО. Поднимется ли этот вопрос вновь?

— Наша позиция не изменилась. И Бухарестский саммит задекларировал, что Грузия и Украина станут членами Альянса. Но при этом мы признаем, что решение относительно намерения присоединиться является суверенной прерогативой правительства и народа Украины. Ну и, конечно, нынешние члены организации должны затем согласиться, что страна соответствует критериям членства и ее можно принимать.

— Зачем вообще для США нужно включать Украину в НАТО, учитывая, что это создаст напряженность в отношениях нашей страны с Россией, при том что большая часть украинцев против НАТО?

— Мы работаем с Россией, равно как и с Украиной. Мы не видим угрозы российским интересам в связи с расширением НАТО. Если ваш народ решит, что нужно вступать в НАТО, то мы поддержим его стремление.

— Если будет проведен референдум и народ Украины скажет, что против вступления в Альянс, будет ли это знаком для США изменить свою политику относительно поддержки расширения НАТО?

— Я не буду отвечать на гипотетические вопросы. Я понимаю, что это хороший заголовок для статьи, но я не буду давать вам такого повода.

— Какое напутствие вы получили в Вашингтоне, когда отправлялись в Украину?

— Я услышал то же, что слышите вы от нашей администрации. У нас нет разницы между тем, что звучит публично и непублично. Я воспринял как большую честь и ответственность то, что президент и госсекретарь предложили мне возглавить очень важное посольство в это непростое время. Мы, в частности, понимаем, что это сложный период для людей в Украине, поскольку ваша страна сильно пострадала от экономического кризиса. К счастью, появились признаки, что экономика сейчас начала немного оживать. Это очень хорошие новости. И я сделаю все, что от меня зависит, чтобы выстроить наше экономическое сотрудничество. Замечательно, что на прошлой неделе наконец подписано соглашение, позволяющее возобновить в Украине поддержку американских инвесторов со стороны государственной корпорации США по гарантированию частных инвестиций (OPIC). Целых десять лет из-за отсутствия соглашения Корпорация не могла вернуться в Украину после своего вынужденного ухода. А я воочию видел и в России, и в Грузии, насколько эффективны программы Корпорации для привлечения в страну американских инвестиций.

— Вас часто называют дипломатом, который враждебно настроен по отношению к России...

— Не думаю, что эти оценки справедливы. Я прежде всего американский дипломат. Я служу своей стране — был заместителем главы дипмисси США в Москве, в том числе временным поверенным в делах США в России в течение десяти месяцев, потом послом в Литве, потом руководил в госдепартаменте направлением России, Украины, Беларуси и Молдовы, потом стал послом в Грузии, сейчас — в Украине. Я чувствую себя счастливчиком, потому что моя карьера складывалась очень удачно. Я выполняю поручения администрации США, независимо от того, республиканцы у власти или демократы. Кстати, их политика в отношении этого региона в сущности не особо отличается. Я не антироссийский. Я просто думаю, что все в этой части мира должны научиться работать и уживаться друг с другом, взаимно уважая суверенитет и независимость.

— Возможно, такие комментарии звучат в отношении вас потому, что вы были посолом США в Грузии во время грузино¬-осетинского конфликта. Как вы расцениваете действия президента Саакашвили? Знали ли вы о готовящейся войне?

— Я уже не посол в Грузии, я посол в Украине. Так что воздержусь здесь от комментариев. Позиция американского правительства относительно войны и ее причин четкая (администрация Буша поддерживала Саакашвили. — Авт.). Я же выполнял те инструкции, которые мне давали президент и госсекретарь во время конфликта. Это все, что я могу сказать.

— Саакашвили очень дружественно прощался с вами и сожалел о вашем отъезде. Сейчас вы поддерживаете отношения?

— Я горжусь тем, что имею много друзей в Грузии. Я работал очень тесно с Саакашвили, что было частью моей миссии. Я знаю многих людей из окружения президента, но также много представителей оппозиции. Когда я уезжал, они тоже дарили мне подарки. Я очень старался помочь Грузии построить демократическое общество. Я делал все что мог. Я горжусь своей службой, думаю, мне удалось узнать и понять людей, с которыми я работал. Но Грузия только строит свое демократическое государство, так же, как и Украина. Это нелегкий процесс, он занимает много времени и требует терпения — это часто два шага вперед и тут же шаг назад. Посмотрите на историю Америки, у нас был долгий путь, пока мы дошли туда, где мы сейчас. Но даже сейчас мы совершаем ошибки, это природа демократии.

— В пятницу Рождество, как будете его отмечать?

— Моя жена уже учит повара, как готовить наше традиционное рождественское блюдо. Жена — из американцев итальянского происхождения, и потому блюдо — равиоли (можно считать их итальянской версией вареников). Это семейная традиция, где бы мы ни были, готовим их, они напоминают нам о родине и семье. К сожалению, с нами не будет наших дочерей, но будут старые друзья из числа дипломатов посольства.

— Ваша супруга, как я понимаю, уже в Киеве?

— Да, она уже со мной. До приезда сюда в качестве жены посла она уже была в Киеве, который ей очень нравится, три раза. Моя жена медик — биостатистик и медсестра. Ранее она сотрудничала с неправительственными организациями, занимающимися проблемами здравоохранения, и бывала по этой линии не только в Киеве, но еще и в Житомире. Так что Мариэлла видела больше Украины, чем я.

— А сейчас она работает?

— Нет, пока она просто жена посла, у нас сейчас пора рождественских приемов, и мы вместе принимаем гостей. Но она очень интересуется проблемами здравоохранения в Украине, и я уверен, будет работать в этом направлении.

— Расскажите о ваших дочерях.

— У меня двое дочерей. Кристина — ей 36, она юрист, специалист по правам человека, и Кетлин — ей 32, она работает в сфере культуры. Они обе трудятся в госструктурах в Вашингтоне. Они обязательно приедут проведать нас в Украине. Скорее всего, это произойдет летом, когда будет хорошая погода и мы сможем попутешествовать.

— Грузия — страна тостов. Какой тост стал вашим любимым после пребывания в Грузии?

— У меня много любимых тостов, но сейчас самое время для тоста, который большинство грузин произносят первым — «За мир!». Речь идет не только о мире между странами, но и о мире с собой, в своих душах, в семьях. Поэтому мой тост — «За мир во всем мире и особенно в Украине».

КАРЬЕРНЫЙ ДИПЛОМАТ

Джон Френсис Теффт родился в 1949 году в штате Висконсин (США). На дипслужбу он поступил в 23 года, после того, как окончил университет и получил степень магистра (специальность — история). Со временем стал советником по политическим и военным вопросам посольства США в Италии. 1989—1992 — замдиректора отдела по делам СССР (позднее России и СНГ). В середине 90-х приезжает в Москву в качестве зама посла США, с 1996 по 1997 исполнял обязанности временного поверенного по делам США в России. С 2000-го три года был послом США в Литве. В 2004—2005 — заместитель помощника госсекретаря США по европейским и евроазиатским делам (отвечал за отношения с Россией, Украиной, Беларусью и Молдовой), во время «оранжевой революции» посещал Украину. В 2005-2009 — посол США в Грузии, после чего был назначен послом в Украине.

Ирина Соломко